Перейти к основному содержанию

Государственное учреждение "Республиканский научно-практический центр спорта" является научной организацией, созданной в целях медицинского и научно-методического обеспечения спорта, общей координации деятельности учреждений спортивной медицины в Республике Беларусь.

Людмила Сосна : Сейчас в цене специалисты-универсалы

Наука в спорте не стоит на месте. Причём, как науке, так и спорту требуется молодая кровь.

Младший научный сотрудник лаборатории биохимии РНПЦ спорта Людмила СОСНА твёрдо решила идти в ногу со временем и освоила сразу две смежные специальности — биохимию и генетику, которые, на сегодняшний день, как никогда актуальны в сфере спортивных исследований.

Молодой перспективный специалист рассказала корреспонденту «СП» о специфике и основных направлениях сотрудничества учёных со спортивной отраслью Беларуси.

-Людмила, что заставило вас посвятить себя науке в спорте?

— Начнём с того, что я поступила в Международный государственный экологический институт имени А. Д. Сахарова на кафедру экологической и молекулярной генетики, затем закончила магистратуру, а сейчас учусь в аспирантуре и работаю над кандидатской диссертацией по смежным дисциплинам — биохимии и молекулярной генетике. Дело в том, что в наш век науки приветствуются специалисты смежных дисциплин, например, специалист в области биохимии и генетики, анализируя данные, полученные в результате генетического тестирования, сможет указать на индивидуальные изменения конкретных показателей в рамках определённых условий (в нашем случае это физическая работа) в зависимости от варианта гена или ряда генов, которыми обладает интересующий нас человек. Подобную дорогу в спортивной науке выбрала и я. Никогда не хотела заниматься чистой медициной, поэтому, когда мой научный руководитель и один из ведущих специалистов в области спортивной генетики в Беларуси Сергей Мельнов набирал учеников, без раздумий согласилась пойти под крыло наставника. Так я попала в РНПЦ спорта. Сразу поняла, что эта тематика мне очень близка и интересна, и вот уже третий год плодотворно тружусь на благо отечественного спорта.

— Какова основная задача ваших исследований?

— Все спортсмены национальных сборных, имеющие допуск врача, у нас обследуются. Здесь они проходят психологические и функциональные тестирования, непосредственно которые нам и приходится анализировать. В рамках обследования мы получаем данные об общей физической работоспособности спортсмена, максимально переносимой нагрузке, индивидуальных зонах тренировки и скорости восстановления. При необходимости наши специалисты помогают тренерам в условиях специальной подготовки, сопровождая спортсменов на сборах и тренировках, в рамках которых определяем специальную работоспособность и переносимость тренировочных нагрузок спортсменами.

Обычно мы проводим исследования с использованием велоэргометра, концепта (гребной эргометр) и тредмила, однако полгода назад в Раубичах наши сотрудники принимали участие в запуске уникального для Беларуси тренажёра тредбан. Этот аппарат представляет собой большую дорожку наподобие беговой, где изменяется скорость и угол движения, а её покрытие позволяет использовать лыжероллеры. Это настоящая находка для представителей лыжных дисциплин.

Что касается исследований в спортивной генетике в Беларуси, то основным её направлением, конечно же, является определение индивидуальной предрасположенности к различным видам физической деятельности, в то же время группа учёных, в которую я вхожу, углубилась в вопросы метаболизма. На данный момент мы пытаемся получить финансирование для проекта по подбору питания, основанному на результатах генетического анализа.

— Перед Олимпиадой в Рио работы у биохимиков наверняка было хоть отбавляй. С какими видами спорта удалось посотрудничать?

— В рамках комплексных научных групп работала с нашими пловцами-паралимпийцами, в том числе с выдающимся Игорем Боким. Отмечу, что наши исследования особенно полезны и ценны в периоды подготовки, когда у тренерского штаба есть время на корректировку тех или иных нюансов состояния атлета и подведение его к пику формы в период стартов важных состязаний. Поэтому тестирование Игоря мы начали более чем за полгода до Рио. А вообще, доводилось поработать и с командами по велоспорту, лёгкой атлетике, теннису, даже Максим Мирный как-то к нам заходил.

— Над какими проектами вы работаете в данный момент?

— Сейчас мы начали работать с учащимися спортивных школ, помогаем выявлять среди них наиболее перспективных. Не хотим потерять одарённую молодёжь. В основном это те дети, которых тренеры относят к рангу талантливых. Мы в свою очередь анализируем полученную информацию, а после даём определённые рекомендации наставникам — увеличить нагрузку, скорректировать период восстановления, поменять психологический подход.

— Сейчас в Беларуси вновь набирают популярность комплексные научные группы по видам спорта, призванные всесторонне поспособствовать улучшению результатов наших атлетов. Вы состоите в одной из них?

— Да, я вхожу в состав КНГ по таэквондо и плаванию. Что касается таэквондо, то на сборы они нас вызывают нечасто, но зато предпочитают заглядывать к нам на обследования в различные периоды подготовки.

Допинг у Силлы? Нет, мы такими исследованиями не занимаемся, наше техническое оснащение не позволяет выявить наличие запрещённых препаратов в организме, эта задача лежит на плечах антидопингового агентства. А по нашим показателям Арман был абсолютно готов к поездке на Олимпиаду и к достижению самых высоких результатов.

— Далеко не все спортсмены с охотой отдаются в руки биохимиков и генетиков…

— Так и есть. Многие ассоциируют генетику с отбором и поиском наиболее талантливых, выращиванием «сверхлюдей», где перспективы ждут только тех, кто более «совершенен» генетически. Кинематографическим примером этого является фильм «Гаттака». В настоящее время генетика позволяет сориентировать родителей тех детей, которые планируют связать их судьбы со спортом, особенно профессиональным, выбрать направленность деятельности, то есть пойти в виды спорта на выносливость, скоростно-силовые или сложнокоординационные, сможет ли ребёнок себя реализовать, как стайер или же спринтер. В любом случае есть уникальные спортсмены, которые обладают данными, выходящими за пределы «стандартов» отдельных спортивных дисциплин. Ярким примером является всем известный пловец Майкл Фелпс, поэтому если есть желание заниматься спортом, то никто не ставит запретов.

Что касается биохимии, то наши спортсмены в первую очередь получают информацию для улучшения своих результатов и сохранения здоровья, ведь для предупреждения травматизма работа на пределе своих возможностей должна быть корректно спланирована. Таким образом, мы активно работаем над тем, чтобы наши спортсмены это чётко понимали.

— Тем не менее во многих национальных сборных хороший биохимик — это едва ли не полкоманды. Среди специалистов вашего профиля большая конкуренция?

— Я бы не сказала, потому что в нашем РНПЦ биохимики поделены между разными видами спорта, и за место мы не спорим. Работы хватает всем. Хорошие специалисты, например, пользуются огромной популярностью у представителей лёгкой атлетики, биатлона, лыжных гонок, гребли на байдарках и каноэ, шорт-трека, велоспорта. В этих дисциплинах очень ценят наш труд и активно используют наши данные в своих тренировках. В целом за два с лишним года существования РНПЦ спорта востребованность всех специалистов нашей организации на учебно-тренировочных сборах и выездных обследованиях выросла в разы.

— Не за горами зимняя Олимпиада в Пьенчане. Исследования кондиций потенциальных олимпийцев уже стартовали?

— Биатлонисты и лыжники не прекращают обследоваться независимо от поры года и сезонности ближайшей Олимпиады. Сотрудничество с ними идёт круглый год. А вот с нашими главными медальными надеждами, фристайлистами, мне поработать пока не доводилось.

 

Автор:   Валерия Швырёва
http://sportpanorama.by/online/advanced-online/81304/