Перейти к основному содержанию

Государственное учреждение "Республиканский научно-практический центр спорта" является научной организацией, созданной в целях медицинского и научно-методического обеспечения спорта, общей координации деятельности учреждений спортивной медицины в Республике Беларусь.

ГЕННАДИЙ ЗАГОРОДНЫЙ: ЗАПУСТИЛИ УНИКАЛЬНУЮ МЕТОДИКУ

Совсем недавно канул в Лету 2017 год, который в Беларуси прошёл под знаком науки. Что удалось сделать специалистам РНПЦ спорта в этот период, все ли их планы осуществились – об этом наш итоговый материал с директором центра Геннадием ЗАГОРОДНЫМ.

— Для наших учёных минувший год не прошёл даром. Мы продолжили вектор проведения прикладных научных обследований в условиях проведения УТС, отрабатывали КНГ, выполняли 6 научных проектов. Критерием успешности учёного может быть либо его высокая публикационная активность и цитируемость, либо его уникальные наработанные технологии и методы, а также его работа в практической плоскости. Конечно, идеально иметь всё в одном человеке, однако мы формируем новое поколение, новое мышление, а это требует времени и терпения. Повторюсь, основная цель науки — прагматика, фундаментальными исследованиями у нас занимается Национальная академия наук (НАН). Кстати, общий индекс Хирша или качества статей нашего учреждения равен 51. Это неплохой показатель для коллектива всего из 37 научных сотрудников при годовом финансировании менее 600 000 рублей, то есть не дотягивающем даже до соответствующего бюджета любой небольшой нацкоманды. Таковы реалии. В имеющихся условиях научный блок работает на максимуме.

— Удалось ли в минувшие 12 месяцев внедрить или хотя бы начать какие-то новые разработки?

— У нас 12 актов внедрения. Совместно с Минздравом подготовлены проекты научно-исследовательских работ (НИР), однако пройти государственный экспертный совет учреждению из спортивного ведомства, как оказалось, нереально. Поэтому сейчас ищем пути ещё более тесного сотрудничества с РНПЦ системы здравоохранения. Нам удалось совместно с институтом генетики и цитологии НАН получить научную работу по психологии, это хороший задел. Подавались документы в инновационный фонд, ждём положительного результата. Конечно, хотелось бы большего, однако продвижение вперёд значительно тормозит огромный дефицит научных кадров. Хотя и в этом сделаны первые шаги: в аспирантуре учатся четыре наших сотрудника.

Почти как детектор лжи

— В эффективности каких разработок удалось ещё раз убедиться?

— Прежде всего мы запустили использование обогащённой плазмы крови в лечении травм. Это уникальная методика. В чём её смысл? Берётся кровь из вены, которая специально дважды центрифугируется на определённых частоте и скорости и благодаря этому обогащается тромбоцитами. Затем маленькая её часть вводится в болевую точку. Разумеется, прежде чем найти эти самые оптимальные частоту скорость, время, перепробовали множество вариантов. Полгода трудились, не поднимая головы. Этот метод PRP позволил значительно улучшить восстановление после хронических, трудно поддающихся классическим протоколам лечения травм. И самое главное, он востребован. Из всех, кто в Минске им занимается, мы являемся безоговорочными лидерами. Вообще, эта методика известна ещё с 70-х годов прошлого века, но из-за дороговизны о ней забыли. Лет десять назад её начали микродозами применять в косметологии. Однако самый большой эффект получен именно при лечении травм. За счёт PRP мы смогли быстро поставить на ноги многих футболистов национальной команды, включая Станислава Драгуна, Сергея Корниленко, а также хоккеиста Сергея Костицына. Кстати, доклад на эту тему нашего научного сотрудника Андрея Ясюкевича в Москве вызвал огромный интерес. Потому что методика, имея широкое применение, стандартизирована только в Беларуси. И в перспективе мы надеемся поставить её, в том числе на коммерческую основу.

Мы осваиваем также новую методику коррекции состояния опорно-двигательного аппарата с помощью компьютерного стабилоанализатора с биологической обратной связью «Стабилан-01», «Форметрик», «Педоскан» и «Миолайн». Для лаборатории психологии, которую возглавляет Инна Чарыкова, приобрели комплекс «Эгоскоп», позволяющий определить качество психомоторных реакций. В какой-то степени он напоминает детектор лжи. То есть в зависимости от того, как человек, отвечает на вопрос, нажимает на кнопку, можно понять, правду он говорит или лукавит. Это же касается и реакции на свет, которая может свидетельствовать о внутренней неуверенности, закрытости, за которые психолог зацепится и постепенно докопается до проблемы. Ведь впервые придя на рутинное обследование, человек вряд ли станет открывать душу.

— В 2017 году по инициативе Александра Бадуева, возглавляющего аналитический отдел РНПЦ, впервые была введена защита моделей подготовки национальных сборных по летним видам спорта…

— По договорённости с министром спорта Александром Шамко мы создали соответствующую комиссию. И перед аттестацией тренеры нацкоманд приходили к нам на, скажем так, апробацию своих моделей. Некоторые специалисты поначалу восприняли эту идею в штыки. Но, убедившись, что «топить» их не собирались, а напротив, хотели помочь, все в итоге признали важность такого шага. Даже министр обороны Андрей Равков, возглавляющий федерацию стрельбы, нашёл возможность прийти на защиту моделей со своими подопечными. И некоторые другие руководители федераций, также занимающие серьёзные посты, либо их замы участвовали в этих мероприятиях, что говорит об ответственности людей. Комиссии во главе с Александром Бадуевым со своей стороны удалось превратить эти встречи в творческие, конструктивные беседы, по итогам которых в ряде видов, таких как гребля на байдарках и каноэ, прыжки на батуте, современное пятиборье, художественная гимнастика, борьба женская и греко-римская, акробатика, самбо, выявлен высокий уровень профессионализма и знаний главного, старшего тренеров. В них чётко прослеживается стратегия работы основной команды и резерва не только на предстоящий годичный цикл, но и с перспективой ко II Европейским играм и Олимпиаде-2020. А защита плана-модели подготовки Владимира Шантаровича, по заключению комиссии, и вовсе может использоваться как открытый урок или семинар для коллег. Тем же главным тренерам, которые ссылались на различного рода сложности, перенося вину на те или иные обстоятельства или личности и не желая признать ошибки в своей работе, было намного сложнее принять действительно конструктивные решения для достижения высоких результатов. В качестве примера приводились лёгкая атлетика, спортивная гимнастика, дзюдо, фехтование, гребля академическая.

Особое внимание – «зимникам»

— В 2017-м, естественно, самое пристальное внимание уделялось «зимникам». Те же биатлонисты в ходе подготовки какие-то пожелания высказывали?

— У стреляющих лыжников своя давно сложившаяся КНГ с большим опытом работы. Наша помощь сводилась к специальным биохимическим тестам, отдельным вопросам функциональной диагностики и освоению тредбана в Раубичах. Что касается последнего, то уже подготовлены методические рекомендации, следующий этап – их адаптация к требованиям Минздрава с формированием протокола диагностики.

— А какие наработки использовали фристайлисты?

— У лыжных акробатов особенно востребована стабилометрия — методика, позволяющая оценить и скорректировать возможности координации атлетов, а также лабораторная диагностика. В этой команде в тесной связке с главным тренером Николаем Козеко и старшим Александром Пенигиным работают опытный врач Игорь Бирский и массажист Сергей Астапенко, прекрасно понимающие друг друга. Совсем недавно мы при содействии Минздрава помогли РЦОПу по фристайлу приобрести новое оборудование.

Кроме того, делалось всё возможное для восстановления после травмы позвоночника олимпийского чемпиона Антона Кушнира, в том числе было организовано лечение в Израиле. Это настоящий профессионал, с которым легко находить общий язык. А уважение к медицинским работникам – своего рода срез воспитания спортсмена. И с Викторией Азаренко также всегда приятно работать. Она, как и Владимир Самсонов, другие наши звёздные спортсмены, ведёт себя намного скромнее, чем некоторые подростки, ничего ещё не достигшие.

Что касается лыжников, то с ними активно отработала биохимик Наталья Шераш, для психокоррекции привлекали также Инну Чарыкову. В коньках активно работают психологи во главе с Инессой Демешко и опять же специалисты по лабораторной диагностике, включая биомеханика Юрия Михуту — естественно, в рамках КНГ.

— Одну из задач вы видели в создании полной электронной базы результатов обследований спортсменов…

— Оформили пока техзадание и разместили на тендер. Посмотрим, кто из разработчиков откликнется. Дело очень нужное, новое и перспективное.

— Вторая задача заключалась в укреплении кадров. Что сделано в этом направлении?

— Мы взяли на работу в центр семь человек. Это, так сказать, те, кто прошёл тщательную фильтрацию, ведь нам нужны перспективные, интересные и целеустремлённые специалисты. А таковых, увы, крайне мало. До недавнего времени мы были единственной в системе аккредитованной научной организацией.

Статья не для статьи

— Удалось ли увеличить индекс научного цитирования — РИНЦ?

— Конечно, почти на 25 процентов. Если в 2015 году наши сотрудники опубликовали в системе РИНЦ 170 статей, то в минувшем – уже 470. А показатель цитируемости увеличился с 307 до 933. Мои требования — статья не для статьи, а для публикации в более-менее серьёзном издании с последующим контролем цитирования: уже не то время, чтобы писать под сукно. Есть учёные, издавшие тонны трудов, а внедрены из них — единичные. У Эйнштейна же было всего 30 так называемых рецензированных статей.

— На базе спорткомплекса на ул. Калиновского вы собирались открыть отделение глубокой реабилитации спортсменов. Удалось?

— Ожидалось, что спорткомплекс поставят на капитальный ремонт, но этого, к сожалению, не случилось. Развивать же серьёзный медсервис на имеющихся трубах неэффективно: дорогостоящее оборудование может быстро выйти из строя. Поэтому пока мечта так и остаётся мечтой. Тем не менее работающие там наши сотрудники, включая ведущего врача-травматолога Валерия Белана, мануального терапевта-реабилитолога Сергея Кудина, специалиста по ред-корту Наталью Шабан, весьма востребованы. К нам пришли также Екатерина Талашко, Наталья Маслова и Андрей Королёнок, профиль которых — реабилитация, мануальная терапия. Причём Маслова и Талашко работали в частном центре, где приобрели огромный опыт. К ним очередь из пациентов.

— Важная составляющая для учёных – обмен опытом…

— При активной поддержке НОКа и МОКа удалось провести ряд конференций, семинаров с приглашением ведущих российских специалистов по кинезиотейпированию, немецких реабилитологов. С нашей НАН организовали обучающие семинары по генетике, клеточным технологиям, фармакологии и т.д. Наши сотрудники прошли обучение на кафедрах БелМАПО и ИППК.

— И как продвигается строительство здания для РНПЦ спорта?

— Пока работы ведутся хорошими темпами. Нами подготовлены техзадания на медоборудование, «Белмедтехника» уже провела ряд закупок. Отрабатываются логистические и функциональные связи в новом здании. Главное, чтобы, как это нередко бывает, в угоду строителям «неожиданно» не обрезали финансирование медицинской составляющей. Кто знает, что такое стройка, поймёт. Очень важно, чтобы на выходе мы получили не очередную поликлинику для спортсменов, а уютный уникальный центр, наполненный не только современным оборудованием, но и такими же востребованными технологиями, как, собственно, и поручал глава государства. Очень надеемся на поддержку Минспорта в этом вопросе.


Фото Владимира Иванова

Горячая линия

Номер телефона +375 17 327 72 56 (каждый четверг 9.00-15.00)

Партнеры